October 21st, 2012

Ссылки, которые меня зацепили

Кабаева взяла пососать у Кобзона

Сегодня основная тематика секс и извращения, что доносит до вашего сознания картинка, путем проникновения в мозг через глазные отверстия. На картинке видно, что Кабаева не прочь взять пососать у Кобзона. Поехали!

1. Ученые открыли, что насекомые пользуются раскраской крыльев для того, чтоб привлекать к себе партнеров. Разумеется, среди них есть и насекомые-геи, которые используют радужную раскраску. Вот ведь не даром у геев символ — радуга. Подробности: http://www.liveinternet.ru/users/flesh_atronach/post178688701/

 

Collapse )
Оригинал записи

promo rogovsky july 12, 2013 00:00 13
Buy for 200 tokens
Денег вы мне не платите, полезных контактов не даете, в комментах гадости и глупости пишете (причем неизвестно еще, что хуже), к чему мне ради вас тут надрываться? В ДД уйма людей, и хоть бы один написал «Андрей, ты такой клевый, я блондинка с пятым размером, можно я приеду к тебе в гости…

Этот пост надо петь влух

image

В лесу родилась ёлочка,
Вставай на смертный бой.
Зимой и летом стройная
C проклятою ордой!

Метель ей пела песенку:
Вскипает, как волна, —
Мороз снежком укутывал:
Священная война!
Гоп–стоп, ты отказала в ласке мне.
Гоп–стоп, ты так любила звон монет,
Теперь я вместе с Геной, он необыкновенный,
Он самый лучший в мире крокодил.

 

Секи, начальник, я сидел на склоне дня,
Глазел на шлюх и мирно кушал пончик.
Вдруг из маминой из спальни,
Кривоногий и хромой
Кричит: «А ну, козел, займи–ка мне червончик!»

Все закипело, по–натуре, во нутрях,
И трохи я меж рог его не двинул.
Он ударил в медный таз
И вскричал: «Кара–барас!»
Но я сдержался, даже шабера не вынул.

Но он, хамло, хотя по виду и босяк,
Кастетом, бес, заехал мне по морде.
Тут и мыло подскочило
И вцепилось в волоса,
И вот я здесь, а эта морда в морге.

 

Вот оно какое, наше лето,
Лето яркой зеленью одето,
Но забор высокий не пускает,
И колючек несколько рядов.

На зеленой солнечной опушке
Прыгают зеленые лягушки,
Часовые с вышек наблюдают
И собаки рвутся с поводов.

Мы покрыты бронзовым загаром,
Ягоды в лесу горят пожаром,
Плачут в дальних камерах девчата,
Вспоминая молодость свою:

Ля, ля, ля, ля, ля, ля. Ля, ля, ля, ля, ля, ля, ля, ля, ля.

 

— Эй, Степанов! Я подкину, —
Тут другой шофёр позвал.
— Залезай ко мне в машину,
В многотонный самосвал!
Кольца и браслеты,
Платья и жакеты
Разве ж я тебе не покупал?

 

 

Муха по полю пошла, муха денежку нашла:
«Ну–ка, кольщик, наколи мне купола!»

 

 

Вдруг из маминой из спальни,
Кривоногий и хромой,
Конвой! Конвой…

 

 

Умом Россию не понять…
Жиган–лимон, с тобой хочу гулять!

 

 

Ложкой снег мешая ночь идет большая.
И пижоны поправляют свой «кис–кис».
Сегодня Лонжерон гуляет,
Сегодня Беллочка справляет
Свою помолвку.
Что же ты, глупышка, не спишь?

 

В лесу родилась елочка, в лесу она росла.
Воровскую жизнь она вела.

 

По тундре, по железной дороге,
Где мчится поезд Воркута–Ленинград,
Каждому, каждому в лучшее верится,
Катится, катится голубой вагон.

 

 

В нашёй Твери нету таких
Даже среди шкур центровых,
Его повсюду узнают,
Скажите, как его зовут?

 

 

Неужели из–за масти
Мне не будет в жизни счастья?
Я обижен злой судьбой,
Лежит на сердце тяжкий груз,
Но не очко обычно губит,
А к одиннадцати туз.

 

 

По синему морю, к зеленой земле
Плыву я на белом своем корабле.
И пишу тебе моя родная, ой мамаджан
Вот какая доля воровская.

Меня не пугают ни волны, ни ветер, —
Плыву я к единственной маме на свете.
Плыву я сквозь волны и ветер
А теперь сижу на голых нарах
У меня есть хлеб и все, что хочешь.
Только нет свободы дорогая, ой мамаджан

Скорей до земли я добраться хочу,
«Я здесь, я приехал!», — я ей закричу.
Но ничего я выйду на свободу,
Посажу тебя на хлеб и воду.

 

 

В безмятежной отраде, в семье прокурора,
Жила дочка — красотка с белокурой косой…
Что тебе снится, крейсер «Аврора»
В час когда утро встает над Невой?

 

 

Наша Таня громко плачет,
Уронила в речку мячик,
— Мама! Я жулика люблю!

 

 

Слышу голос из Прекрасного Далека
Голос утренний в серебряной росе
Слышу голос и манящая дорога
Кружит голову как в детстве карусель

Один вагон набит битком,
А я, как курва, с котелком
По шпалам бля, по шпалам бля, по шпалам.

 

 

Вот кто–то с горочки спустился.
Наверно милый мой родной.
Под ним струя светлей лазури,
Над ним луч солнца золотой.

 

 

Слышу голос из Прекрасного Далека
Голос утренний в серебряной росе
У Геркулесовых столбов лежит моя дорога,
У Геркулесовых столбов, где плавал Одиссей.

 

 

И веет древними поверьями
Из–под полы торчит наган
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.

 

 

Хорошо бродить по свету с карамелькой за щекою
Где мчится курьерский Воркута–Ленинград

 

 

Солнечный круг,
небо вокруг —
Это рисунок мальчишки.
Молодой жиган,
Жиган–жиганок
Заработал вышку.

 

 

Гоп–стоп! Кокое все зеленое!
Гоп–стоп! Кокое все красивое!
Ко–ко, ко–ко! Ты видишь это все все в последний раз.

 

 

Из колымского белого ада
Шли мы в зону в морозном дыму,
Я заметил окурочек с красной помадой
И рванулся из строя к нему.

«Стой, стреляю!» — воскликнул конвойный,
Злобный пес разодрал мой бушлат.
Вот сижу я на нарах, обнявши коленки,
мне ведь не в чем идти на развод.

Как часто в горестной разлуке,
В моей блуждающей судьбе,
Окурочек, я думал о тебе!
Окурочек… как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!

 

 

Спят усталые игрушки,
Как выносит нас земля?
Одеяло и подушки
Погадать на короля.

Даже сказка спать ложится
Чтобы ночью нам присниться —
О–ля–ля, о–ля–ля,
Завтра грабим короля!

 

 

У Лукоморья дуб зеленый,
За честь короны мы умрем,
И днем, и ночью кот ученый
Мы в рай едва ли попадем.

 

 

Засыпает старый Зурбаган.
Споем, жиган, нам не бывать на воле.
С грохотом и гомоном и гамом
Большим этапом угоняли в дальний край.

Грянет ливень резкий и косой
И продрогнет юная Ассоль
Ты не бойся меня, уркагана
Я сегодня пришел без ножа.

 


Оригинал записи